Опыты чтения

Открытки из разных стран

Комментарий к жж-рассказам Ольги Елагиной

Опубликовано в журнале «Персонаж» № 1 [декабрь], 2011

Короткий рассказ или, в американском варианте, flash fiction (а также postcard stories — вот исчерпывающее определение) — жанр разработанный, привычный. Тяготея к дневниковым записям, он отсылает к притче: тут поэзия еще не умерла, но уже робко пробивается в русло прозаического повествования, стремясь к очерку, намекая на зачин повести, а то и романа с затейливой сетью притоков. Это пограничное положение «открыточных» историй не стоит путать со стихотворением в прозе: короткий рассказ более традиционен и имеет иное дыхание.
В докомпьютерную эпоху с ним не церемонились, оставляя лежать в столе или изредка пропечатывая в журналах или газетах — такое могли позволить себе авторы с именем. Формат, к слову, часто становился катализатором для расцвета короткой прозы. Вспомним взлет «одесской школы»: Бабель, Катаев, Ильф и Петров начинали на кратчайших дистанциях газетных фельетонов, двигаясь от юморески к полнокровному эссе. Тут же вспоминается и Куприн-журналист, а еще раньше — Чехов с его одноактными пьесами в пору расцвета провинциальных театров (тоже формат!). Сегодня жанр короткого рассказа окропили живой водой блогеры, и мы наблюдаем подлинный расцвет такой прозы в масштабах от эмоционального лытдыбра до авторской философской мысли. Немного мировой тоски, капля одиночества, пропорционально — нравы окружающих писателя аборигенов, и пост готов: идеальная консистенция. До появления интернета в дневниковой прозе ощущалась авторская воля, но в постцифровом мире автор мертв, и по большому счету блогосфера рождает создателей бесконечного цикла — так в программировании называется цикл, условие выхода из которого никогда не выполняется. Мы смотрим на пост и не понимаем, что же дальше?
Живожурнальную прозу Ольги Елагиной нужно рассматривать в рамках искусства литературы и искусства блогосферы одновременно. Внутренние механизмы блога — и теги, и местоположение, и заголовки— не мешают, но к лицу ее легкому стилю. Ну, казалось бы, при чем здесь тег «Георгий Иванов» в посте про «зазеркалье Москвы» — Петербург? Только потому, что он жил в нем? А может быть, желание посетить Питер вызвали строки из «Отплытия на о. Цитеру»? Или мы имеем дело с вольным примечанием к диссертации о поэте? (вспоминается Шкловский: «Юрий Олеша написал роман и теперь пишет черновики к роману»). Намек читателю, заметка для себя, легкая необязательность — отдыхом, а не тяжеловесным профессиональным блогописательством веет от лиричных записей Ольги Елагиной.
«Как-то так», и в то же время факты о козе Брюсова соседствуют с записью героини о том, что она пекла с мамой кекс («Миксер в историческом контексте») — вроде бы налицо рисунок жежешного вязания обыкновенной девушки с филологическим образованием. Однако обратимся к первому тексту из подборки. Героиня в самолете «NY-LA» не без самоиронии любуется красивым американским юношей.
<...> этот юноша был настолько красив, что на него нельзя было не смотреть. Он был настолько красив, что стюардессы по очереди приходили принести ему воды и раза три справлялись, есть ли у него рвотный пакетик. Он был настолько красив, что я даже не могу его описать, как невозможно описать всякое совершенство. Поэтому скажу лишь, что это был белый американец 18-20 лет.

Где-то над Колорадо я не удержалась и спросила его:

— Are you an actor? Are you going to Hollywood?

— We all going to Hollywood... — ответил юноша и улыбнулся так просто и ослепительно, как умеют улыбаться только звезды. Затем надел наушники, уткнулся в Ипад и его профиль на фоне иллюминатора был профилем эллина с древней монеты.
Полароидный снимок проявляется сразу, но живет недолго — выцветает. Процитированный отрывок дает мгновенную и резкую картинку: непременно дневной, с ярким солнцем и белыми облаками за бортом, рейс самолета, «белый американец», глянцевый типаж, чужестранец и — возможность знакомства с ним. Кинокадр, сценарная врезка на несколько секунд, а в случае текстовой френдленты — на половину прокрученного колеса мыши. Однако, в отличие от полароидного снимка, этот кадр имеет все шансы остаться в памяти, поскольку Ольга Елагина неожиданно находит выход из назревающего бесконечного цикла, приберегая нужные средства для финала рассказа. В этом усилии — шаг от рядового поста к прозе (замысел — уже воля автора).
Вот ее отличие от творцов бессмысленных «травелогов», одновременно и буржуазных, и «совковых», с сотнями фотографий, сделанных на дорогую фототехнику, отличие от бытописателей, слепо подражающих Гришковцу, и других типов блогеров. Конструктивно проза Елагиной уподоблена жж-записи, но живет по законам литературы: мы с первой фразы чувствуем ритм, видим мир глазами героини и слышим отчетливый голос автора, неуловимый, но настойчивый, очень елагинский. Инструментарий изобретает художник, а новые существующие технологии не диктуют ему правила. Талантливый автор лишь использует их для оживления традиционных, попавших в скучные книги литературных жанров. Ольга Елагина из таких авторов. Ждать, что из этого получится, не нужно (ничего): достаточно время от времени просто обновлять френд-ленту.

Рустам Габбасов




© 2001–2017 Р. Г.

Текст принадлежит автору и не может быть перепечатан без разрешения.
Адрес для комментариев и замечаний прост: rustam@rustamgabbasov.ru.
← Опыты чтения